США
Италия
Россия
Польша
Германия
ОАЭ
Франция

Трудоустройство за рубежом: сладкие песни порой огорчают

13.04.2013

Как говорится, рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше. Желание подзаработать подталкивает некоторых паковать чемоданы и отправляться на чужбину в поисках щедрого работодателя. И сегодня за рубежом трудятся несколько десятков тысяч белорусов. Кому–то удается решить свои финансовые проблемы, помочь материально близким и купить давно запланированную машину или дачу. Но не меньше и тех, для кого погоня за рублем оборачивается плачевно — потерей здоровья, семьи, а порой и свободы.

Как обезопасить себя, устраиваясь на работу в чужой стране, и из трудового мигранта не превратиться в раба? Ответы на эти вопросы корреспонденты «СБ» пытались найти вместе с заместителем начальника управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Галиной ГРИНЧУК, заместителем начальника отдела по противодействию преступлениям в сфере нравов управления по наркоконтролю и противодействию торговле людьми МВД Владимиром ЕМЕЛЬЯНОВЫМ, заместителем начальника департамента по гражданству и миграции МВД Александром ТАТУРОЙ, шеф–редактором программы «Жди меня. Беларусь» (ОНТ) Викторией БАЙБУРИНОЙ и руководителем программы «Ла Страда» МОО «Гендерные перспективы» Еленой НЕСТЕРУК.

«СБ»: В каких сферах сейчас у нас наблюдается отток или, наоборот, приток кадров?

Г.Гринчук: Если оперировать статистическими данными, то можно утверждать, что острой проблемы оттока кадров нет. Судите сами: количество работающих в организациях, штат которых более 16 человек, за прошлый год уменьшилось на 78,8 тысячи человек. Но можно ли это считать оттоком кадров? К тому же миграционные процессы были во все времена как в нашей стране, так и в других государствах.

«СБ»: Но ведь многие уезжают нелегально...

Г.Гринчук: В любом случае они увольняются с рабочих мест. И это отражается в отчетах, которые наниматели представляют ежемесячно в Национальный статистический комитет. Оттуда получаем данные и мы. Скажем, строительство и промышленность — те сферы, где снижение численности работников наиболее ощутимо. Есть уменьшение количества занятых и в других отраслях, но, разумеется, не столь заметное. При этом, скажем, в области здравоохранения, а также торговли, ремонта автомобилей, бытовых изделий и предметов личного пользования, наоборот, мы наблюдаем рост числа работающих.

А.Татура: Сегодня мы опираемся на ведомственный учет МВД, который ведет департамент по гражданству и миграции. И в нем только та категория граждан, кто выезжает с трудовыми договорами на руках и через специальные агентства. О количестве отправляющихся на заработки самовольно можно только догадываться. Информацию помогают получить данные исследований, которые проводят общественные организации, и все равно точное число гастарбайтеров назвать сложно.

Е.Нестерук: Недавно в Беларуси проведен опрос общественного мнения по теме трудовой миграции, в котором участвовали более тысячи человек. «Работаете ли вы за границей?» Положительно на этот вопрос ответили свыше двух процентов респондентов. А работали за рубежом и вернулись уже в 2012 году более одного процента опрошенных. Здесь учитывались и сезонная занятость, и выезды студентов на заработки. Так что сегодня можно смело говорить как минимум о трех процентах населения нашей страны, кто в прошлом году работал или продолжает сегодня работать за рубежом. Для полноты картины мы поинтересовались, трудоустраивались ли за пределами Беларуси у кого–нибудь родственники? «Да» сказали более 11 процентов опрошенных. Вывод — за последние пять лет количество белорусов, выезжающих на работу за рубеж, увеличилось более чем в 4 раза. И мужчин в пять раз больше, чем женщин. А вообще, о своем желании отправиться на заработки сообщили более 16 процентов респондентов: с 2007 года эта цифра удвоилась, причем у большинства перед глазами положительный пример знакомых или родственников. Основной мотив — заработать на квартиру, машину, будущие крупные покупки, но немало и тех, кто просто хочет посмотреть другую страну и познакомиться с чужой культурой.

«СБ»: Куда сегодня едут наши соотечественники?

Е.Нестерук: Самое популярное направление — Россия, здесь побывали более 67 процентов опрошенных. На втором месте Польша — около 16 процентов. Всего же упоминалось 18 стран. Среди них — Литва, США, Норвегия, Венесуэла, Украина, Германия, Китай, Греция.

«СБ»: Уехал на заработки — и пропал. Потом оказывается: или попал в рабство, или не было денег вернуться домой. Популярный сюжет не только сегодня, но и 20, и 10 лет назад. Неужто ничего не меняется?

А.Татура: Беларусь одной из первых обозначила серьезность подобной проблемы, в результате чего Президент еще в 2005 году подписал Декрет № 3 «О некоторых мерах по противодействию торговле людьми». На всем постсоветском пространстве нет подобного законодательного аналога, сейчас положения этого документа включены в Закон «О противодействии торговле людьми». И по оценкам международных экспертов, наша страна достигла здесь высоких результатов: начиная от профилактики и заканчивая расследованием уголовных преступлений в этой области.

В.Байбурина: К нам обращаются люди, которые разыскивают своих близких, уехавших не только месяц или полгода назад, но и за несколько лет до того. В большинстве случаев пропавшие просто пренебрегли элементарными правилами безопасности. Чаще всего они не выяснили, куда едут и что именно там будут делать. Бывает, родные даже не подозревают, где на момент поиска находится их отец, брат или сын: говорят, уехал куда–то в Россию, работает где–то на стройке... Да, людей вдохновляет на поездку пример папы, брата или соседа, которые ездили и заработали кучу денег. Мол, я сейчас тоже соберу чемоданы, приеду на вокзал, и ко мне прибегут 15 человек с предложениями работы за несколько тысяч долларов. Но так не будет! И критическое видение ситуации должно присутствовать: никакой работодатель не станет платить несусветные деньги гастарбайтеру без договора и высокой квалификации.

Е.Нестерук: Соглашусь с коллегой. У нас очень много обращений не столько по рабству, сколько именно по мошенничеству. Например, кадровые агентства берут деньги с человека, но толком не помогают. Поскольку среди них в России немало липовых. Их хлеб, как правило, — доверчивые мигранты, которые обращаются с надеждой получить сведения о реальных вакансиях, но чаще всего довольствуются либо устаревшей информацией, либо той, что взята из открытых источников — интернета или газет. Или еще одна уловка — «передай эстафету»: поработал человек на стройке, ему какой–то мизер заплатили, потом предлагают поработать на другом объекте, где тоже недоплачивают, затем на третьем — а там вообще не платят. Так и «кормят завтраками», пока работник не понимает, что это уже система. Например, российское исследование 2008 года показало, что в лучшем случае каждый четвертый белорус работал там на основании каких–либо договоров.

В.Байбурина: Ситуации, с которыми мы сталкиваемся, — все та же «эстафета»: человеку предлагают, мол, приезжай, построй дачу, мы заплатим. Он строит, но денег — ноль. Тогда ему говорят: построй еще одну — и точно заплатим. Он опять соглашается. И история повторяется... Потом объясняет все тем, что не было денег даже на билет домой. Надеется подзаработать, мол, вдруг с третьей попытки все же заплатят. Но дальше ситуация все больше и больше затягивает.

В.Емельянов: Выходит, сами себя на крючок подсаживают.

В.Байбурина: Именно. А бывает, работодатель забирает документы под каким–либо предлогом, и ведь отдают. Но как можно свой паспорт вручить постороннему человеку? Потом потребует такой работник документ обратно, а ему могут угрожать милицией, мол, сдадим тебя, потому что нелегально трудишься. И люди, понимая шаткость своего положения, боятся. В итоге денег позвонить нет, паспорта нет, связаться с родными тоже нет возможности. Кроме того, проблема может быть не только с зарплатой, но и с нарушением условий труда, на которые мигрант, по сути, сам и согласился, поскольку и выбора особо уже не было.

А.Татура: А что в итоге? Зарплата, как это часто бывает, не выше, чем в нашей стране, а то и вообще не выплачивается. Плюс проблемы, которых могло бы и не быть, и нервотрепка для семьи. Еще и подорванное здоровье в придачу.

В.Байбурина: Почему–то у нас считают, что строителем может быть каждый. Но так не бывает, везде нужен опыт. И если вам без навыков работы обещают шикарную зарплату, такой работодатель вызывает сомнения. Согласитесь, бесплатный сыр бывает только в мышеловке... Бить тревогу и искать пути выхода из сложной ситуации проще, когда все еще только начинается. Ведь если говорить о рабстве — это уже крайняя точка, которой предшествует цепочка действий: не платят деньги, не соответствуют обещанным условия труда...

Е.Нестерук: Плюс нередко у нас Россию как заграницу не воспринимают. Легко поехать, найти работу, отсюда и беспечность. А в Западной Европе, наоборот, наши граждане стараются по максимуму себя обезопасить, найти работу легально.

«СБ»: Одной из самых проблемных точек для гастарбайтеров сегодня стал Дагестан. В новостных сводках то и дело появляются сообщения об освободившихся из рабства на кирпичных заводах, которых в регионе около 600. Называют даже «ценник» за одного рабочего — 15 тысяч российских рублей. Вот недавняя история витебчанина: возвращался с заработков в Москве, получил удар по голове и очнулся на одном из таких заводов...

В.Байбурина: Любая поездка за границу, не только по работе, требует повышенного внимания к собственной персоне, деньгам и документам. В своей стране вы априори имеете больше прав и возможностей. У нас был случай, когда парень по имени Николай заработал денег в Москве и собирался ехать домой. Но опоздал на автобус. На вокзале к нему подошли трое, мол, давай к нам в машину, тысячу рублей дашь — догоним твой автобус. Николай садится в машину, ему предлагают глоточек пива... Очнулся в поле и хорошо, что очнулся. Без денег и документов. Обратно возвращался домой пешком, добрые люди помогли добраться до киоска «Жди меня». В итоге парня удалось вернуть домой. И такая история может произойти с любым из нас в любой стране, поэтому мы очень просим людей быть внимательными в поездках.

В.Емельянов: Конечно, здесь совершено преступление, но на территории России, где его и должны расследовать. Вообще, тема Дагестана очень неоднозначная, я бы не утверждал, что это жертвы торговли людьми, как их позиционируют новости и растиражировали СМИ. Да, работники оказались в сложных жизненных ситуациях, возможно, пострадали от мошенничества. Мы можем лишь помочь российским коллегам: собрать необходимую информацию, предоставить ее. Даже если бы пострадавшие граждане написали заявление по приезде домой, то все равно все данные мы бы направили в Россию. Правда, из тех, кто приехал сюда «из рабства», никого я не увидел с заявлением в руках. Это мы их искали, чтобы все перепроверить. Одного еле–еле отловили на вокзале Витебска, а его нетрезвые друзья помогали выбивать камеру из рук журналиста...

А.Татура: Если бы люди позаботились о своей безопасности, таких ситуаций могло не быть.

«СБ»: Но ведь многих и родственники не искали...

В.Байбурина: У нас получается, что родственники как раз ищут и ищут годами. Бывает, люди уехали на заработки еще в 90–х годах и их не могут найти.

Е.Нестерук: Есть и обратная сторона, когда те, кого ищут, сами не хотят, чтобы их нашли.

А.Татура: Одна мама все разыскивала сына. Уехал, пропала с ним связь. Мы ему уже сами звонили, мол, не хочешь ехать домой, хоть матери об этом скажи.

Е.Нестерук: Приходилось сталкиваться и с такими ситуациями. Родные ищут, а в результате оказывается: жена сказала мужу, мол, между нами все кончено, и уехала. А он таким способом пытается ее вернуть и восстановить отношения. Бывают и настолько плохие отношения в семье, что сыновья и дочки не хотят, чтобы их возвращали к родителям. Проще исчезнуть и не звонить.

В.Байбурина: Мы спрашиваем у людей: почему сразу не сообщили о проблемах, не обратились за помощью к родным, не звонили? Доходило ведь до того, что некоторые под мостом ночевали. Говорят: стеснялись.

Боялись вернуться домой без денег, без ничего. Но для родных и близких это чаще всего не важно. Семья плачет и обрывает телефоны, они хотят только одного: лишь бы живой приехал.

В.Емельянов: Пускай никто из этих людей не обманывает, говоря, что боялись идти в посольство без документов! В любом случае там обязаны помочь вернуться домой.

Е.Нестерук: Я бы еще рекомендовала сравнивать зарплаты по схожим специальностям. Есть определенный уровень, выше которого работодатель не заплатит. Элементарно: прежде чем ехать, изучите законы этой страны. Увы, мы сталкиваемся с тем, что, даже если мы гражданам и рассказываем, что и как, они все равно, ослепленные деньгами, пренебрегают правилами безопасности. Очень часто здесь срабатывают и психологические моменты. Человек уехал — у него все хорошо, а потом вдруг неудача. Особенно это касается мужчин. Мол, как так? Я защитник семьи и ничего не добился? Они пытаются проиграть ту же самую ситуацию и наступают на те же самые грабли. Женщины сами рассказывают о мужьях: поехал, ничего не заработал, но снова туда отправился через того же вербовщика. Кажется, ты обжегся, чего опять? А ему нужно это пережить, чтобы выйти из ситуации победителем.

Г.Гринчук: Если у вас нет четких гарантий, лучше искать работу на родине. Использовать для этого можно различные информационные источники, в том числе сведения Общереспубликанского банка вакансий, размещенного на сайте Минтруда и соцзащиты, который включает около 65 тысяч предложений. Возможно, вы найдете хорошее место здесь и решите все финансовые проблемы, никуда не уезжая.

В.Байбурина: Действительно, стоит подумать: почему этих денег вы не можете заработать здесь? Одно дело — высококвалифицированные специалисты, которых приглашают солидные компании, и другое дело — кирпичный завод в Дагестане. Кроме того, нужно учитывать, что в любой стране будут траты, которых не избежать, например, на жилье. А если так получилось, что вы остались без денег и телефона, а работодатель угрожает, нужно искать любые способы сообщить о себе на родину. Иногда информацию передают совершенно посторонние люди, которым не все равно. Если есть возможность сделать это самим — обращайтесь в киоск «Жди меня» на Казанском вокзале в Москве, попросите кого–то позвонить родным, в правоохранительные органы, в нашу программу.

«СБ»: В Дагестане сегодня активно работает общественная организация «Альтернатива», которая сотрудничает с нашим поисково–спасательным отрядом «Ангел». Сейчас много разговоров, что их деятельность иногда идет вразрез с работой полиции. Так ли это?

В.Емельянов: Я не очень хорошо отношусь к этой теме. Наше управление по наркоконтролю и противодействию торговле людьми все–таки — оперативная служба. И если у них хорошо получалось искать людей, которые заблудились в лесу, то это не означает, что стоит так радикально вмешиваться в нашу работу. Представьте, что могло произойти в Дагестане? Может, российские правоохранительные органы год готовились к операции, пытались привлечь негодяев к ответственности. И тут такие «доброхоты» ломают все планы. Посмотрите, там работникам и зарплаты сразу выплатили, и, небось, кровати новые поставили, тумбочки — идиллия. Доказательств никаких — жулики на свободе. Гораздо эффективнее было бы согласовать свою кампанию с оперативниками.

А.Татура: Нужно искать точки соприкосновения с госорганами. Совместная работа принесет лучший результат.

«СБ»: Если человек уже оказался в сложной ситуации, его насильно удерживали, а правоохранительные органы и общественные организации помогли вернуться домой, то может ли он рассчитывать здесь на какую–то помощь?

Е. Нестерук: Конечно, например, в Программе «Ла Страда» мы предоставляем пострадавшим от торговли людьми психологическую, медицинскую, юридическую помощь, а в случае необходимости и временное убежище, содействуем в переобучении и трудоустройстве. Если это нарушение в сфере труда, то мы в первую очередь объясним, как отстоять свои права и на что обратить внимание, чтобы не оказаться в аналогичной ситуации еще раз.

«СБ»: А существует ли вообще какой–то универсальный рецепт, как обезопасить себя от недобросовестных работодателей?

А.Татура: У нас есть Закон «О внешней трудовой миграции». Он четко определяет, каким образом граждане нашей страны могут устраиваться на работу за границу. Тут два варианта. Первый — самостоятельно находишь рабочее место, заключаешь договор, словом, заботишься о себе сам. Информация о том, что необходимо предпринять для собственной безопасности при таком подходе к трудоустройству, постоянно размещается департаментом по гражданству и миграции, его подразделениями в жилищно–коммунальных службах районов, центрах занятости, учебных заведениях, на железнодорожных и автостанциях, в метрополитене, аэропортах и на аналогичных объектах. Второй вариант — трудоустройство за рубежом через компании, у которых есть лицензии. Сегодня у нас 75 таких фирм, и в прошлом году их услугами воспользовались более шести с половиной тысяч граждан. Большинство отправились на работу, связанную с физическим трудом, и в качестве работников сферы обслуживания. Если человек выезжает через агентства, у которых есть лицензии МВД Беларуси, то риск попасть в неприятную ситуацию минимален. Другое дело — когда едет на свой страх и риск.

Хочу подчеркнуть: деятельность, связанная с трудоустройством граждан за пределами Беларуси, без соответствующей лицензии запрещена! Ежегодно мы выявляем около 200 правонарушений в этой области. Четверть из них — в Минске. Кроме того, все рекламные объявления о трудоустройстве за рубежом должны быть согласованы с МВД. Только за прошлый год мы рассмотрели более 220 таких предложений. Чтобы защитить наших граждан за рубежом, мы активно участвуем в разработке и подписании соответствующих международных договоров.

Сегодня у нас действуют соглашения с Арменией, Азербайджаном, Россией, Украиной, Сербией, Молдовой, Польшей и Вьетнамом. Причем они обеспечивают социальную защиту не только белорусов, работающих в этих странах, но и их представителей у нас: скажем, за прошлый год по трудовым договорам в Беларусь въехали более 8 тысяч иностранцев, в 2010 году — 4,5 тысячи.

В.Емельянов: Многое зависит от работы госорганов. Во–первых, широкая информационная кампания по безопасному выезду за рубеж, что мы сегодня и наблюдаем. Во–вторых, запрещение противоправных действий — торговли людьми, похищения человека с целью эксплуатации, незаконного трудоустройства за границей, влекущего эксплуатацию. В–третьих, создание договорной базы, чтобы регулировать определенные процессы. Сейчас подходит к финалу подключение Беларуси к Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми. Еще один момент — подготовка специалистов, которые будут заниматься этой проблемой, то есть внедрение различных учебных методик. К примеру, у нас уже открыт международный учебный центр, который является базовым учреждением по подготовке специалистов из государств — участников СНГ в сфере противодействия торговле людьми и нелегальной миграции. Что делать обычным людям? Главное — не надеяться на авось. Информации сегодня много, но не меньше источников ее перепроверки. Скажем, на сайте МВД есть пошаговые алгоритмы действий, подробно все расскажут по телефону 113. Что необходимо брать с собой, выезжая за границу? Как поступить, если оказался в сложной ситуации? Есть ли консульская служба в той стране, куда вы едете? Изучите отзывы о работодателях в интернете. Нет интернета — есть газеты, телевидение, радио, подразделения нашей службы, где всегда охотно ответят на любые вопросы, «горячие линии», куда, скажем, в прошлом году обратилось 506 человек.

Е.Нестерук: Еще у нас есть такая категория граждан, которая ищет фирмы–посредники в России, Украине, Польше, Чехии. Пытаются через них уехать, но там нет такого контроля за этой деятельностью. В договорах, которые нам показывают, ни о какой защите прав и речи нет!

«СБ»: В интернете гуляют «черные списки» ненадежных зарубежных работодателей, которые не платят или потом угрожают. Можно ли как–то проконтролировать эти фирмы?

А.Татура: Если человек выезжал через организацию, которая имеет лицензию, значит, у него на руках уже был трудовой договор — его гарантия. Все спорные вопросы решаются на территории государства, где работает человек. Но нужно понимать, какое это нарушение: социально–трудовых прав или есть в нем состав преступления? В первом случае решением спорных вопросов занимается суд или инспекция по труду, во втором — правоохранительные органы. Если человек не знает, куда именно ему обратиться, правильнее всего отправиться в наше дипломатическое представительство. В год у нас два–три обращения: или не заплатили зарплату, или люди работали не по той специальности, на которую приглашали. Когда есть договор, фирма–посредник несет ответственность — и административную, и уголовную. Но если человек выехал самостоятельно, то рычаги нашего влияния меньше, тем не менее они есть. Всю информацию мы оформляем и направляем в Министерство иностранных дел, оно отправляет вопрос дипломатическому представительству, которое вмешивается в процесс на своем уровне, обращаясь к компетентным органам по трудоустройству того государства, где пострадал человек. Недавний пример — через организацию с лицензией выезжала девушка на работу в кафе Катара. В какой–то момент ее зарплату уменьшили. Она по электронной почте связалась с брестским Клубом деловых женщин, который переадресовал вопрос нам. Департамент по гражданству и миграции разбирался в этом деле вместе с лицензиатом. Через несколько дней девушка сообщила, что все спорные моменты сняты.

Е.Нестерук: Главное для тех, кто едет в другую страну, знать права и законы. И при этом помнить: каждый сам отвечает за свою безопасность.

sb.by

Возврат к списку