Франция
Германия
ОАЭ
США
Россия
Италия
Польша

Учёба в США: как, где и почему?

Учеба за границей открывает перед человеком бесконечное количество возможностей, причём не только профессиональных, а и личностных, поскольку вы больше поймёте себя и многогранный окружающий мир. Если подойти к этому периоду в жизни с открытостью и настроиться на правильную волну, то результатом такого опыта станет дополнительная и уникальная линза в индивидуальном взгляде на жизнь. В этом убедилась наша соотечественница Галина, которая поделилась с Программой «Ла Страда» своей историей учебы за рубежом.


-- Галина, получить образование в США – престижно, но вместе с тем довольно сложно. Как и почему вы приняли такое решение?

-- Закончив в Минске лингвистический университет и проработав несколько лет, я пришла к выводу, что, если я не хочу быть переводчиком, то мне нужно дополнительное образование к гуманитарному и для моей сферы интересов, желательно, зарубежное. У меня уже был опыт жизни в США по программам Work&Travel. Мне была более-менее понятна американская система подачи документов и заявки на учёбу. Поэтому в качестве страны получения образования выбрала именно США.
Хочу сказать, что мой опыт учебы в Штатах можно назвать во многом “парниковым”.
Мне была выделена стипендия, проплачены все расходы, включая авиаперелет и медицинскую страховку, обо мне заботились с должной мерой внимания. В общем, были все условия для учебы и саморазвития. Получала образование я в области международных отношений в магистратуре в Бостонском университете Тафтс, в школе (наш аналог факультета) дипломатии и юриспруденции Флетчер по стипендии Маски. Эта стипендия выделяется Государственным Департаментом США. Сразу оговорюсь, получила я эту стипендии с третьего раза. Так что будьте настойчивыми.

usa_gala1.jpg

На фото: вид на школу Флетчер и студенческое общежитие для магистрантов. Апрель 2012 года.

-- А знаете ли вы по каким критериям происходил отбор?

-- Критериев отбора было несколько: активная социальная жизненная позиция, предыдущая академическая успеваемость. Конечно, важно было желание учиться прилежно. Особое внимание обращалось на то, намерены ли вы вернуться и реализовывать заявленные принципы и полученные знания на практике в Беларуси.
Так как программа была спонсирована правительством США, то проблем с получением виз совсем не было. Более того, посольство США в Беларуси, которое сейчас не работает с нашими гражданами, сделало исключение и приняло нас – пять человек, которые прошли предварительный отбор по программе Маски – в Минске.

-- А как близкие восприняли вашу идею учиться в США?

-- В семье возникли сложности. Учиться в США предстояла два года. Близкий человек не поддержал мой выбор и не решился поехать со мной. Пришлось многим пожертвовать, выбор был тяжелый. Но, оглядываясь назад, могу сказать, что в моем случае это был правильный выбор. Так что призываю девушек и женщин в Беларуси не отказываться от личностного развития и мечты – пусть будет сложно, но отстаивайте свое право на самореализацию!

-- Какими были первые дни в США? Помните свои впечатления?

-- В первые же дни учебы меня охватила паника! И, надо сказать, она не покидала меня до конца первого года учебы. В моей голове постоянно прокручивались два вопроса: имею ли я право здесь находиться и как поступят со мной, когда узнают, что я не должна здесь быть? Эти вопросы отражались ужасом в моих глазах, когда очередная однокурсница или однокурсник из Германии, Кении, США, Великобритании, Турции, Индии, Мексики или еще бог знает откуда, рассказывали, чем они занимались до Флетчер, какую пользу приносили обществу, чем планируют заниматься после и где будут проходить практику этим летом. Ужас перерастал в панику примерно раз в неделю, по мере того, как выстраивалось расписание и начинали появляться все новые и новые обязательства: зачеты, экзамены, лекции, выступления, презентации, встречи. Дело в том, что по условиям программы Маски, студент не имеет право выбирать университет, этот выбор делает сотрудник программы, принимая во внимание интересы заявителя, учебного заведения и финансовый аспект вопроса – какую помощь предоставит университет, а какую покроет программа.
Наверное, поскольку этот выбор был сделан за меня, я не до конца прочувствовала ответственность и у меня не было чувства «принадлежности» к месту.
А принадлежала я университету полностью на протяжении следующих двух лет, за исключением короткого периода летней практики. Кстати, она проходила в Нью-Йорке в ООН.

-- В чём была особенность университета, в который вы поступили? Сложно ли было учиться?

-- Моё учебное заведение оказалось настоящей школой дипломатии: люди из более чем 60 стран мира, в возрасте от 21 до 60 лет, средний возраст – 27 (столько же было на тот момент и мне). Соотношение мужчин и женщин – 50 на 50. Два года учёбы в нём стали самыми сложными и интересными в моей жизни. Я много узнала про международные отношения, дипломатию, миграцию, гендер, экономику и эконометрику. Но самое главное – про саму себя и про мою роль и место в окружающем мире с его разнообразием, противоречиями, ужасами и чудесами.
А учиться мне было очень сложно. В данной программе нет жесткого набора курсов, которые студент должен посетить. Всего 4 курса из 16 были обязательными (даже среди обязательных можно было выбирать и варьировать). Далее нужно было определиться с направлениями, а их было более 10. Затем уже в зависимости от своих интересов нужно было выбирать предметы.

-- Звучит неплохо… Есть выбор!

-- Да, но для человека, привыкшего к чёткой учебной программе, этот выбор нелегкий. Порой он вгонял меня в ступор. Нужно было самостоятельно решать, чего хочешь больше всего, в каком направлении будешь двигаться.
Я решила, что поскольку моё первое образование гуманитарное, то имеет смысл его дополнить экономическим. Никогда не забуду, как я освежала свои знания математики, и в частности, производных, по учебнику на украинском языке, который чудом нашелся в библиотеке нашего американского общежития. Я не понимала новых тем в эконометрике, которые основывались на этом математической принципе. Приступы отчаяния заглушала мантрой о том, что, ты сама этого хотела и многие не имеют такой возможности.

usa_gala_lib.jpg

Ещё один момент. Несмотря на свой высокий уровень английского языка, перейти на 100% обучение и общение на нём стоило неимоверных усилий. По вечерам в течение первого семестра голова гудела и предательски ныли виски, то ли от огромного количества новых впечатлений, то ли знаний, то ли просто от эмоционального перевозбуждения. Я поняла, почему маленькие дети спят днем: просто у них каждый новый день насыщен до предела новой информацией – они все видят и чувствуют в первый раз. Я думаю, один из секретов, который помог мне справиться со стрессом учебы в магистратуре стали мои практически ежедневные получасовые дневные сиесты.
 И наконец, как я потом поняла, любого студента-магистранта преследует чувство вины за все то время, что она/он не сидят в библиотеке и не занимаются. Объемы заданий были такие, что даже если ты с утра до ночи сидишь за книжками, то в лучшем случае успеваешь осилить процентов 80% от заданного. Я так до конца и не поняла – это тактика запугивания или просто переоценка возможностей студентов со стороны профессуры. Забегая вперед, скажу, что двумя годами позже уже на работе в Беларуси, большими объемами информации, меня было уже не запугать.